«Диализ - не приговор»: как отец троих сыновей из Кирова живёт на искусственной почке
25.01.2023

«Диализ - не приговор»: как отец троих сыновей из Кирова живёт на искусственной почке

Гемодиализ называют искусственной почкой. Его назначают пациентам при острой и хронической почечной недостаточности, когда свои почки не могут выполнять все нужные функции.

Гемодиализ называют искусственной почкой. Его назначают пациентам при острой и хронической почечной недостаточности, когда свои почки не могут выполнять все нужные функции. Кировчанин Константин Уткин попал на гемодиализ в 16 лет. В 3 года у него обнаружили пиелонефрит. С того момента начались ежегодные поездки по больницам на обследование и мониторинг.

О чем говорится в статье: История болезни, или Жизнь на гемодиализе Пересадка почки: делать или не делать «Жуткие судороги, слёзы из глаз…. мышцы рвало» Путешествовать на гемодиализе можно!

История болезни, или Жизнь на гемодиализе

Со временем пиелонефрит перерос в хроническую почечную недостаточность, забив единственную почку до конца, вторая по каким-то причинам не развилась. Будучи подростком, 16-летний Костя узнал о почечной недостаточности, заметив ухудшение аппетита, постоянную сонливость и уменьшение выделения жидкости, хотя пил много воды. Когда совсем стало плохо, юноша с родителями поехал в омутнинскую больницу (родился Константин Уткин в посёлке Песковка Омутнинского района). Тогда об этом заболевании мало кто хорошо знал, поэтому лечение назначали по накатанной: плохие анализы – значит, надо прочиститься. Константин вспоминает, как врачи навели 3-4-литровую кастрюлю и стакан с солевым раствором, который надо было пить каждые пять минут, ещё больше накачиваясь. Мальчику было всего 16 лет, тогда он ещё не понимал, что с ним происходит. Со временем становилось только хуже. Врачи сдались и отправили на лечение в Киров.

– Мама у меня золотая, все эти годы с детства, с трёх лет, она куда только не звонила и не ездила... Конечно, я всю эту подноготную не знал тогда, маленький был. В Москву сколько раз пробивалась в больницу. У меня было непонимание: ну болезнь, полечится и пройдёт, и всё будет хорошо. Запомнился случай, когда из омутнинской больницы шли с родителями до вокзала. Идти тяжело, одышка, потому что воды много. Была зима. Стояла машина у гаража, попросили водителя довезти, как отец его только не уговаривал: плохо, тяжело, отвезите. Не увёз. Тогда я понял, что люди бывают очень жестокие. Им без разницы на чужую жизнь, смерть, самочувствие, – вспоминает Константин.

Потом юношу привезли в областную клиническую больницу. Тогда диализ был областной, «Нефросовета» ещё не было. Стояла зима, в палатах никто не лежал: были приходящие пациенты, которые только переодевались в палатах.

– Первый шок, когда меня завели в палату. Во-первых, они были как в военных фильмах: белые двери с маленькими окошечками, гремят, трещат. Палата пустая, четыре койки – здоровые, операционные, ничем не заправленные, только коричневые матрацы. Я удивился, куда меня привезли. Потом мне застелили койку, и началось моё приближение к операции, к фистуле, чтобы создать сосудистый доступ для аппарата. Начали делать капельницы, уколы, пошли ограничения. А потом как заходил, забегал, запрыгал…

Когда сделали фистулу, лечение убрали. По словам Константина, есть промежуток, когда нужно ждать, пока фистула созреет (когда кровоток расширит вену, чтобы в неё можно было попадать иглой).

Учителя у Константина были хорошие, понимающие, поэтому проблем с учёбой не возникало. В школе мальчик учился до 9 класса, периодически – на дому, так как проблемы со здоровьем начались в 9-11 классах. От экзаменов юношу освободили, поэтому мандраж перед сдачей ему не знаком. Аттестат выдали по итоговым оценкам. Когда одноклассники Константина приехали в Киров, он жил уже здесь два года, сначала снимал квартиру, а потом семья помогла купить своё жильё. В то время молодой человек не понимал, как будет учиться, ведь процедуру нужно посещать три раза в неделю: в понедельник, среду, четверг. В итоге поступил на заочное обучение на техническую специальность. С 18 лет Константин начал самостоятельно жить в Кирове, сам себя обеспечивал, пенсия в то время у юноши была 6-8 тысяч рублей.

– Начал задумываться о работе. Но камнем преткновения были мысли: а кто меня вот так возьмёт? Да и график непонятный. И в один прекрасный день как-то сидел на остановке, мимо ехал автобус. На нём написано: «Кто хочет работать – ищет работу, кто не хочет – причину. И в голове промелькнуло: значит, я просто не хочу работать? А причиной считаю диализ, потому что надо же чем-то оправдывать своё положение. С этого момента я начал двигаться самостоятельно, за что-то биться, как-то сопротивляться, а не просто всё сваливать на диализ.

Константин признаётся, что были периоды усталости от процедуры: опять иголки колоть. Вспоминает, как в 16 лет заглядывал в палаты, думал, физиотерапия – полечил и домой поехал, а потом врачи сказали, что это пожизненно. Тогда для молодого человека это был шок и неприятный удар. Пациенты, которые выходили с процедуры, больше пугали.

– Говорили: да тут мрут, как мухи. У меня и так шок, что это на всю жизнь, а тут ещё наваливали сверху. Про болезнь я не изучал, информации тогда никакой не предоставлялось, так как телефоны были кнопочные. Один человек мне сказал, что мужчины на диализе бесплодны, для меня это снова был шок. Ну в итоге у меня три ребёнка, все мальчики. Старшему 15 лет, – рассказывает Константин Уткин.

Первые год-два он даже боялся есть суп. В целом у гемодиализных пациентов достаточно много ограничений, в основном касаемо калия: нельзя сухофрукты, персики, бананы, абрикосы. Но разрешены яблоки и апельсины. Также нежелателен фосфор: чем он выше, тем быстрее растёт паратгормон. Его выделяет щитовидная железа для укрепления костей. У пациентов есть список продуктов с микроэлементами в них. Также есть и ограничения в некоторых действиях. Так, например, людям с гемодиализом не рекомендуется поднимать тяжёлые предметы, так как шейка бедра – это самое слабое место. В основном переломы приходятся на неё и кистевые суставы. Чтобы держать себя в тонусе, Константин занимался в тренажёрном зале.

– Движение – это жизнь. В тренажёрном зале разминаются суставы, ты себя чувствуешь живее: тут не болит, там не болит. Мой личный девиз «С каждым шагом ближе к цели». Это распространяется на всё: даже от магазина до дома дойти или начать какое-то дело.

Пересадка почки: делать или не делать

Первое время Константин боялся ходить на процедуры диализа, так как пациенты пугали, стращали, что «никто не выживает, а если и выживешь, то там непонятно, что будет». Встал вопрос о пересадке почки. Сначала, говорит Константин Уткин, боялся, потом работа, потом появилась семья. Когда появилась вторая семья, он с супругой три раза ездил в Москву в центр Шумакова, собрали документы, анализы, прошёл предоперационную проверку, а по внутренним органам врачи объяснили, что пересадку делать нежелательно из-за проблем с мочеполовой системой. Тогда бы пришлось делать ещё ряд операций, кроме замены почки, в короткий период. Но вряд ли кто за это возьмётся, а если это всё посыплется после операции, то есть вариант остаться на койке как овощ. В итоге пересадку решили не делать.


Фото: Константин Уткин с супругой Ольгой «Жуткие судороги, слёзы из глаз…. мышцы рвало»

Константин Уткин проходил лечение в отделении диализа в областной клинической больнице. Но в 2013 году в Кирове открылось отделение диализа «Нефросовета» в помещении областной больницы. Когда новое медучреждение делало капитальный ремонт на верхних этажах, пациенты государственного отделения лечились на первом. По завершении ремонта, замены проводки и труб, пациенты перешли в «Нефросовет». Константин предполагает, что государственный диализ стало сложно поддерживать финансово, поэтому их передали частной организации.

При этом сами пациенты не почувствовали никакого перехода и проблем, но заметили разницу в качестве диализа:

– Если раньше я выходил с процедуры, то час или полтора ещё лежал на кушетке или в палате, потому что было тяжело. Может быть, очистка была виновата или аппараты старые: были такие, что тебя могло перекачать. Ты заказал скачать литр лишней жидкости за четыре часа, а он, например, 2,5 литра выдергивает за час. Жуткие судороги, слёзы из глаз. Рассказывали, что мышцы рвало. У меня обошлось, но один раз перекачало: любой частью тела двигаешь, и её скручивает. Если расслабишь, ещё сильнее скручивает. У нас почти у всех спинки кроватей были выбиты, потому что люди упираются ногами, пытаются расправить пальцы, чтобы икры не тянуло.

Удивлением для пациентов стало наличие в новом отделении диализа сенсорного экрана, где можно смотреть телевизор, видео или фильмы в интернете, а также следить онлайн, как проходит процедура, и при необходимости вызвать врача. Это намного облегчило четырёхчасовую процедуру. В отделении областной больницы Константин в основном читал книги. Самое сложное было в государственном отделении – проходить процедуры летом, особенно в третью смену, так как кондиционеров не было, работал приточный вентилятор, который просто гонял воздух, а аппараты во время работы нагревались и давали тепло. Сейчас в частном отделении таких проблем нет. Ещё одним приятным новшеством стала индивидуальная форма для пациентов и закреплённый за каждым аппарат.

– Раньше мы знали, какой аппарат нормальный, какой может сбоить, перекачивать и недокачивать. И ты стоишь с бельём наготове в дверях, двери открываются и как мухи кто куда. Потом притираешься и стараешься ложиться на один и тот же. Лежали все в одном зале – и с гепатитом, и без гепатита. Сейчас в «Нефросовете» есть разделение, для пациентов с гепатитом – отдельный зал.

Перед процедурой диализа в «Нефросовете» пациентам сначала измеряется температура, затем они проходят к своим шкафчикам для уличной одежды и надевают тапочки. До самой палаты, которая находится на втором этаже, можно доехать на лифте, а можно и дойти пешком. Константин предпочитает подниматься по лестнице. Затем пациенты переодеваются в костюмы и выходят на пост качества, где измеряется давление, пульс, вес, а после отправляются на процедуру. Автор: Таня Пуш

Последние новости

29 января кировчанам советуют не говорить неправду, не болтать попусту, не бездельничать

Сегодня в Кирове ожидается не очень морозный, пасмурный день: температура воздуха за окном в пределах −6...-10 градусов.

Кировская область готовится к проведению «Лыжни России»

Через пару недель, 11 февраля, Кировская область присоединиться к ежегодной Всероссийской массовой лыжной гонке «Лыжня России».

Кардиолог рассказала, у кого может случиться остановка сердца

Риск внезапной остановки сердца может произойти по многим причинам. Об этом сообщила  aif.ru кандидат медицинских наук, кардиолог, терапевт, врач ультразвуковой диагностики Ольга Козлова.

Card image

Как обнаружить и предотвратить утечку газа

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *